РУС ENG
(3842) 77-88-17
Россия и Белоруссия сняли разногласия
04 Апреля 2017

Переговоры Владимира Путина с президентом Белоруссии Александром Лукашенко в Петербурге, начавшиеся с печальных новостей о теракте в городе, закончились на неожиданно оптимистичной ноте. Официально объявлено о достижении договоренностей по ключевым политическим и экономическим спорам, и в первую очередь — наиболее острым, в нефтегазовой сфере. Для составления полной картины деталей недостаточно, но уже очевидно, что Россия пошла на существенные уступки. Вопрос в том, что Минск предложил взамен, кроме благодарностей и обещания «держаться вместе».

Цены на газ снизятся

Россия и Белоруссия уладили все спорные вопросы, заявил Владимир Путин по итогам встречи с Александром Лукашенко. «Мы вас коротко хотим проинформировать о результатах нашей работы. Они есть. Мы договорились о том, что урегулируем все наши спорные вопросы в нефтегазовой сфере — собственно, не договорились, а мы их урегулировали. Договорились о том, как и в какие сроки мы это сделаем. Сделаем мы это в течение ближайших десяти дней»,— пояснил президент РФ. По его словам, стороны нашли схему, по которой при «сохранении подходов» удастся «сблизить позиции по ценам». Появилась «возможность взаимных уступок» и договоренности о работе в этой сфере в 2017–2019 годах.

Суть нефтегазового конфликта, который начался с 2016 года, в том, что Белоруссия стала недоплачивать за российский газ, ссылаясь на межправительственное соглашение от 2011 года. Россия в ответ снизила поставки в страну беспошлинной нефти. Так, в первом квартале квота составила 4 млн т вместо 6 млн т, из-за чего бюджет Белоруссии несет потери. Долг Минска за газ составляет на данный момент $726 млн.

Вице-премьер Аркадий Дворкович пояснил, что стороны договорились о снижении цены на российский газ для Белоруссии на 2018–2019 годы за счет применения понижающего коэффициента к текущей формуле цены. Размер скидки он не назвал, но пообещал, что ее назовет «Газпром». Также осталось неизвестным, по какой цене газ будет поставляться в 2017 году. По газовым отношениям после 2019 года предстоят отдельные переговоры в контексте создания общего рынка газа ЕАЭС. Владимир Путин уточнил, что стороны договорились к 1 января 2018 года разработать совместные правила единого рынка, а к 2024 году выйти на подписание межправсоглашения.

Поставки нефти в Белоруссию из расчета 24 млн т в год должны возобновиться в ближайшее время, но не раньше, чем Минск погасит долг за газ. Как именно это произойдет, не вполне ясно: по данным “Ъ”, Белоруссия в ходе переговоров подчеркивала отсутствие средств и просила кредит. Пока финансовые вопросы стороны детально не комментируют. Александр Лукашенко лишь поблагодарил Владимира Путина «за возможность рефинансирование задолженностей в этом году перед Российской Федерацией». «Президент пообещал, что в течение сегодняшнего-завтрашнего дня он отдаст соответствующее распоряжение по этому вопросу»,— пояснил господин Лукашенко. Возможно, эта договоренность включает и средства на погашение газового долга.

Хотя многие важные детали остаются неясными, очевидно, что бремя снижения цены для Белоруссии было решено переложить на «Газпром». Еще в 2016 году Москва и Минск обсуждали специальные субсидии (фактически из российского бюджета), которые бы Белоруссия могла получить в качестве компенсации текущей цены на газ. Но теперь выбрана более простая схема со снижением контрактной цены.

Cомнения в продуктах рассеются

Также, по словам Владимира Путина, на встрече поднимался вопрос о сотрудничестве в сфере сельского хозяйства. «Я просил правительство РФ, чтобы на этой неделе наши специалисты выехали в Белоруссию и поработали там с коллегами на соответствующих предприятиях, в отношении которых возникли какие-то сомнения с точки зрения соблюдения наших фитосанитарных норм»,— заявил российский президент.

Противостояние двух стран по поводу импорта сельхозпродукции из Белоруссии обострилось в последние месяцы. В январе Россельхознадзор заявлял о существенно возросших объемах экспорта нехарактерной для Белоруссии продукции после введения Россией в 2014 году продуктового эмбарго. Претензии к Белоруссии были и у министра сельского хозяйства РФ Александра Ткачева. В прошлую пятницу он назвал республику «крупнейшей перевалочной базой для санкционной продукции»: по данным главы Минсельхоза, с начала действия продэмбарго Белоруссия увеличила долю в поставках продовольствия в Россию с 1% до 15%.

В 2016 году, согласно данным системы «Аргус-фито», Белоруссия поставила в Россию около 1 млн тонн плодоовощной продукции, из них 40% произведено в третьих странах. «Очевидно, что под видом продукции белорусского происхождения поставлялась санкционная продукция из Евросоюза: яблоки и грибы из Польши, овощи из Голландии, Бельгии, Франции и других европейских стран»,— пояснил господин Ткачев.

В течение всего 2016 года Россельхознадзор неоднократно приостанавливал ввоз мясных, молочных и рыбных продуктов с ряда белорусских предприятий по причине нарушения ветеринарно-санитарных требований ЕАЭС. В ответ на действия России в начале февраля Александр Лукашенко объявил о поручении министру внутренних дел Белоруссии Игорю Шуневичу возбудить уголовное дело в отношении главы российского Россельхознадзора Сергея Данкверта «за нанесение ущерба государству».

Теперь, видимо, накал страстей удалось снять — но, как и в случае с нефтегазовым направлением, остается открытым вопрос о доле Белоруссии во «взаимных уступках». Пока они выразились только в многократно повторенных благодарностях Александра Лукашенко и его обещании «держаться вместе»: «Народы это должны видеть, что мы сегодня с вами и продемонстрировали».

Блестящие отношения

О том, что все спорные вопросы между Москвой и Минском будут решены Владимиром Путиным и Александром Лукашенко «с глазу на глаз», последний заявлял еще 28 марта. «Ненавижу посредников, ненавижу миротворцев… Сегодня уже про Россию говорят, что посредники нужны между Путиным и Лукашенко. Да успокойтесь — у нас с Владимиром Владимировичем блестящие отношения. Блестящие,— подчеркнул белорусский президент.— Если есть какие-то проблемы, мы их решим. Без посредников мы решим вдвоем, нам не надо никакое посредничество. Мы родные братья, нам делить нечего». Он также предположил, что «может быть, еще будет время, когда придется спиной к спине стать и отстреливаться».

Ровно за два месяца до встречи в Санкт-Петербурге — 3 февраля — риторика белорусского лидера была совершенно иной. Выступая на пресс-конференции, он раскритиковал создание Россией пограничных зон на границе с Белоруссией, сделал то самое заявление о Сергее Данкверте и назвал нефтегазовый спор двух стран «издевательством». Ответная реакция была сдержанной: в заочную полемику вступил лишь премьер РФ Дмитрий Медведев, напомнивший, что Белоруссия и так покупает газ со скидкой. «Я не хочу в детали вникать, но Медведев должен понимать, что если мы будем платить как в Европе (за газ.— “Ъ”), то кое за что ему тоже придется заплатить. И цена будет неимоверно выше, нежели цена на природный газ»,— заявил 9 марта господин Лукашенко. Владимир Путин в конфликт не вмешивался, но 31 марта провел заседание Совбеза РФ, посвященное российско-белорусским отношениям.

Собеседники “Ъ”, близкие к белорусским властям, давали понять, что вообще-то список разногласий между Москвой и Минском шире публичной полемики. Помимо газовых и сельскохозяйственных вопросов они упоминали недовольство Москвы неготовностью Минска открыто поддержать присоединение Крыма и критику в адрес белорусской таможни, якобы потакающей потоку контрабанды. А также недостаточно тесную экономическую интеграцию внутри ЕАЭС и политическую — внутри ОДКБ. «Мы никогда не требовали особенных преференций, но вопреки всем соглашениям мы остаемся иностранцами в российском гособоронзаказе,— сетовал собеседник “Ъ”.— А под гособоронзаказ в России попадает множество категорий производства: от настольных ламп и тканей до троллейбусов».

Кроме того, неурегулированным остается вопрос о статусе российско-белорусского участка госграницы. Согласно терминологии союзного государства, он называется «внутренней границей». Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве от 1995 года предполагает, что для граждан РФ и Белоруссии обеспечивается безвизовый въезд, выезд и пребывание на территориях друг друга, а для граждан третьих стран — согласованный «режим въезда, выезда и пребывания на территориях договаривающихся сторон».

Однако с 2014 года с российской стороны на российско-белорусской границе стали задерживать граждан Украины, а с 2016 года — других иностранцев, в том числе из стран ЕС. В январе ФСБ РФ без предупреждения сообщило о новых пределах пограничной зоны в Смоленской, Псковской и Брянской областях на границе с Белоруссией. «Договорились и о прозрачности границы. А один какой-то министр, пусть даже сильный, пусть даже фээсбэшник, одним росчерком пера все это перечеркнул. Это что, нормально? — негодовал тогда белорусский лидер.— Я сдерживаю себя, чтобы не наговорить лишнего, но я уже просто не могу скрывать».

Решение Москвы господин Лукашенко назвал «чисто политическим выпадом». А белорусские собеседники “Ъ” недоумевали: «Погранзона по идее означает, что для граждан вводятся спецпропуска. Но в приказе не написано, нужны ли спецпропуска гражданам союзного государства? Нашего мнения никто при этом не спрашивал».

По итогам встречи ни один из президентов все эти спорные вопросы не упоминал, выделяя лишь общую позитивную риторику. Детали урегулирования пограничных вопросов могут на этой неделе обсудить участники межведомственной рабочей группы по проведению согласованной миграционной политики, которые соберутся на заседании в Гродно 5–7 апреля.

 

Источник: finance.rambler.ru